Estrategia: Венесуэла устояла, Гуайдо скрылся, «как осьминог в своих чернилах»

30.05.2019 2:13 0

Estrategia: Венесуэла устояла, Гуайдо скрылся, «как осьминог в своих чернилах»

Трудно понять, почему у венесуэльских оппозиционеров все идет наперекосяк, и почему они постоянно допускают ляпы. Даже в таких вопросах, решение которых не должно бы вызывать сомнений — например, об участии или неучастии в выборах. Я всегда думал, что кое-что лучше, чем ничего, но и эта формулировка им не подходит, у них все наоборот. Например, в декабре 2005 года четыре оппозиционных партии, имевших наилучшие шансы, не стали участвовать в парламентских выборах ввиду «отсутствия гарантий», хотя на избирательных участках присутствовали известные международные наблюдатели. Они упустили треть мандатов в Национальной ассамблее, не получив взамен ничего. Ноль поделили на ноль и в итоге получили ноль. Не знаю, чего они добились, но их главари остались довольны, а вот сторонники — не очень. Они пытаются выглядеть порядочными, но у них ничего не получается. Исходят от них одни высокопарные глупости — как в прошлом, так и сейчас. Пытаясь понять причины этих неурядиц, я прихожу к выводу, что их несколько, и прежде всего это полная неразбериха в руководстве. Личные амбиции и тщеславие сделали невозможным создание межпартийных союзов и уж тем более слияние различных движений. Политические руководители оппозиции скроены по одной мерке, но каждый считает себя самым главным и более достойным, чем остальные. Они все считают себя благородными, но у всех отсутствует благородство. Они могут обладать определенными титулами при полном отсутствии благородства, хорошей родословной и происходить из зажиточных семей, но при этом способны лишь сколачивать политические группки недовольных с далеко идущими планами. Помимо оторванности от действительности, шаткой социальной базы, непостоянства и разочарования, присущих этим формированиям, разброд в стане оппозиции имеет еще много причин, которые накладываются одна на другую: нездоровое желание поучать других, безразличие, легкомыслие, неорганизованность, коррумпированность и невероятная глупость. У представителей противостоящего (то есть проправительственного) лагеря, конечно, есть много положительных черт. Они были у Чавеса и наверняка есть и у Мадуро. Иначе как бы он мог преодолевать препятствия со стороны органов управления, которые стараниями внешних и внутренних сил превратились в сущие минные поля? Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: даже при том, что правительство совершает ошибки, оно гарантированно осуществляет управление государством. В то время как оппозиционеры продолжают глупо злорадствовать. Вся их деятельность — это сплошной акт веры, самовнушение. Они внушают себе, что при помощи своих подрывных действий они придут к власти, а законный президент будет отстранен в течение нескольких дней. Двадцать лет (с прихода Чавеса к власти в 1999 году — прим. ред.) они распространяли небылицы и двадцать лет верили в них. Лишь в 2019 году венесуэльская оппозиция при поддержке и покровительстве нынешней президентской администрации в США (которая тонко чувствует состояние готовности своих подопечных) предприняла три лобовых атаки. И три раза потерпела фиаско. Три бессмысленных и вредоносных акции, которые не различают правых и виноватых, нанося больший ущерб союзникам, чем противникам, подобно боевым беспилотникам, от которых гибнет больше гражданских, чем военных, а заодно и уничтожается больше больниц, чем военных целей. Первое фиаско: благотворительность с двойным дном Первая атака — это была попытка доставить гуманитарную помощь, которую законное правительство и не думало просить. Это была попытка гуманитарного вторжения в страну, переживающую трудности прежде всего потому, что сами США, авторы этой идеи, подвергли Венесуэлу жесточайшей блокаде, особенно в последние месяцы. Предполагалось, что помощь поступит с подачи Агентства США по международному развитию (USAID), пользующемуся крайне дурной репутацией в Венесуэле и во всем западном полушарии из-за своих связей с ЦРУ и случаев вмешательства во внутренние дела других стран. Следует помнить и о том, что предоставляемая продовольственная помощь либо негодного качества, либо вообще содержит вредные вещества. Несколько лет тому назад это испытали на себе боливийцы, получив от USAID генномодифицированные, негодные в пищу продукты. В конце концов, в 2013 году USAID выдворили из Боливии за подрывную деятельность и вмешательство во внутренние дела страны. В действительности, само словосочетание «гуманитарная помощь» довольно бессмысленно и лживо по своей сути. Это просто издевка, поскольку именно гуманность-то в ней и отсутствует. Уже в 2004 году Эдвард Вади Саид (EdwardW. Said) в работе «Гуманизм и демократическая критика» пишет о приемах, к которым тогда только что начали прибегать и которые сейчас получили широкое распространение: «Бомбардировка Югославии силами НАТО в 1999 году была названа ‘гуманитарной интервенцией', несмотря на то, что ее последствия удивили мир отсутствием какой-либо гуманности». Через населенный пункт Кукута (Cúcuta) попытались пересечь границу Венесуэлы все те же депутаты-провокаторы и молодые люди, устраивавшие беспорядки на площади Альтамира (Altamira) в Каракасе, которые накануне пересекли всю страну на пяти автобусах и нескольких десятках автомобилей. Они проехали девятьсот километров, чтобы вновь пересечь границу с пакетами риса и соли? Проделали такой путь лишь для того, чтобы поприсутствовать на благотворительном концерте «Музыка для Венесуэлы: помощь и свобода» (Venezuela Aid Live) и посмотреть на посредственных исполнителей преклонного возраста и тех, с кем они напиваются в Майами? Ну как тут не заподозрить, что, по Гамлету, тут что-то сгнило в "датском королевстве"? 23 февраля 2019 года запечатлеется в исторической памяти как день игр с голодом, когда некие могущественные господа воспользовались дефицитом и бедами населения, тщетно пытаясь добраться до дворца Мирафлорес, чтобы водрузить там свой триколор с семью звездами. Второе фиаско: родина в темноте из-за отключений Саботаж в отношении энергосети не является чем-то новым или оригинальным. Американцы уже использовали подобные методы в Ираке и Ливии, где разрушили электростанции и линии электропередач, системы водоснабжения и отравили природные источники воды, которые не могли уничтожить своими мощными бомбами. Возможно, часть перебоев с электричеством явилась следствием недостаточного внимания со стороны технических служб, может быть, где-то электрическая сеть просто требовала более тщательного техобслуживания. Не знаю. Но совершенно бессмысленно пытаться убедить население и мировое сообщество в том, что ЦЕЛЫЙ РЯД массовых отключений электричества носит случайный характер. А ведь эти отключения нанесли большой ущерб и стоили стране десятки человеческих жизней. Неслучайное несчастье не могло стать результатом действий случайных людей. Это была не просто небольшая группка злоумышленников, одержимых безумными идеями, а организованная преступная банда. В нее входили как простые технические исполнители, так и потерявшие совесть, но умелые руководители. И была группа политического прикрытия, которая включала американских конгрессменов. Как еще объяснить тот факт, что конгрессмен Марко Рубио (Marco Rubio) за 23 минуты до отключения электричества заявил, что в запасных генераторах тоже произошел сбой. Как он узнал об этом заранее? За несколько часов до аварии, в полдень 7 марта, Рубио, выступая в сенатском подкомитете по иностранным делам, пророчески заявил: «Венесуэла вступает в период неприятностей, которых не испытывала ни одна страна Западного полушария в современной истории». Особый дар предвидения роковых событий? Мощное ясновидение в отношении именно тех событий, которые политически выгодны? Безответственное пустословие с целью смятения и без того подавленного населения? Или открытый садизм подонка, претендующего на роль политика? Стремление выступать в роли рупора бешеных вредителей? Или Рубио просто заранее знал о преступлении, которое готовили его приспешники? Третье фиаско: формула переворота Нет сомнений в том, что венесуэльские оппозиционеры во всех случаях тщательно следовали инструкциям Джина Шарпа (GeneSharp) относительно «мягкого переворота» (год появления термина — 1994-й). Ведь это Джин Шарп изложил 198 методов применения «мягкой силы» в своей тошнотворной книжонке «От диктатуры к демократии», где он разглагольствует о недопустимости насилия, хотя речь в книге идет по сути о войне, а значит, и о смерти. Эта методика сработала во многих странах, но не в Венесуэле. Давайте подумаем о причинах. Возможно, стоит присмотреться к шагам, предпринятым Хуаном Гуайдо в ходе недавней попытки госпереворота, имевшего целью свергнуть президента Мадуро. При составлении последовательности событий мне помогал человек, хорошо знакомый с властными играми в Венесуэле и пожелавший остаться неизвестным по соображениям безопасности. Вот лишь несколько отправных моментов провальной стратегии путчистов. Ради совершения переворота Гуайдо ищет союзников в Национальной гвардии, самой недисциплинированной и плохо вооруженной структуре Национальных боливарианских вооруженных сил (FANB). Второе гнездо путча свивается в Национальной службе боливарианской разведки (SEBIN) — политической полиции, не обладающей реальной силой, с недавно назначенным генеральным комиссаром. Он начал не с захвата базы ВВС «Ла Карлота» (La Carlota), а с освобождения известного оппозиционера Леопольда Лопеса (Leopoldo López), своего богатого шефа, вдохновителя бесчинств на улицах городов. Когда мятежники направились к базе ВВС, то, разумеется, все уже были в курсе совершавшихся противоправных действий. Таким образом Гуайдо упустил возможность использовать фактор внезапности и отвлекающие действия. Затем он разместил штаб-квартиру путчистов на мосту, то есть на незащищенном объекте, открытом для обстрела резиновыми пулями (или чем-то другим). Первым деятелем оппозиции, которого принял Гуайдо, стал Эдгар Самбрано (Edgar Zambrano), пытавшийся неуклюже поприветствовать новобранцев, отдавших ему честь. Самбрано нарушил при этом действующую в венесуэльской армии жесткую иерархию. А ведь все это по американской инструкции транслировалось в прямом эфире, чтобы ни у кого не было никаких сомнений: переворот пошел. Из глав иностранных государств первым заявил о своей поддержке путчистов президент соседней Колумбии Иван Дуке. Этим он вызвал недовольство в рядах вооруженных сил, традиционно выступавших против вмешательства колумбийских властей во внутренние дела других государств. Это подтверждает и без того всем известный тезис о том, что Гуайдо является марионеткой иностранных держав. Зато в рядах сторонников Мадуро имеет место национальный подъем. Гуайдо призывает народ к уличным протестам, но людям непонятно, что требовать и где протестовать. Пока еще ни один высокопоставленный военнослужащий не взял на себя ответственность за попутку переворота. Более того, как только начинаются стычки, немногочисленные военные бунтовщики невысоких званий предпочитают исчезнуть с места событий, бросив на произвол судьбы своих подчиненных, которые тут же сдаются и заявляют, что были подло обмануты. Разумеется, они в один голос твердят о своей верности Чавесу и Мадуро. Гуайдо фотографируется на площади Альтамира в окружении 300-400 своих сторонников, а затем отправляет безоружных тщедушных юнцов, чтобы они преградили путь бронетранспортерам. Он призывает своих сторонников собраться напротив воинских частей, разбросанных по всей стране и сохраняющих верность правительству. Так называемый лидер переворота на фото окружен своими соратниками. При этом в своем непринужденном общении с журналистами он отрицает любую связь с мятежниками. А мятежники пытаются укрыться. Жена и дети Леопольдо Лопеса наблюдают Гуайдо по телевидению в чилийском посольстве. Они не могут прийти к папе, потому что папа смылся через приоткрытую дверь посольства Испании. После всего произошедшего Гуайдо говорит о победе. Но при этом молчит об арестованных военных. И, конечно же, он выражает благодарность мировому сообществу и призывает Вооруженные Силы к дальнейшим действиям. Если бы он прочитал произведение «Мартин Фьерро» (1872), то ему представилась бы весьма подходящая возможность процитировать следующие строки: «…однажды мы должны прийти / и лишь потом узнаем, куда». Да что там: если бы Гуайдо хоть что-то когда-то прочитал стоящее, то он сейчас бы помалкивал. Но этого не произошло. Как ни в чем не бывало, он призвал своих сторонников принять участие в шествии 1-го Мая, знаковой дате всех левых сил мира. За несколько недель до этого Рубио заявил: #MaduroRegimeisacompletedisaster («режим Мадуро — это полная катастрофа»). Прошел ближайший месяц, подходит к концу следующий, и каков результат? Акция с гуманитарной помощью провалилась, дальнейшие отключения электроэнергии предотвращены, вероятность гражданской войны исчезла, поскольку не с кем воевать, разговоры о вторжении поутихли. А Гуайдо скрылся, как осьминог в своих чернилах. При таком раскладе конгрессмен из Майами все еще продолжает считать, что режим Мадуро — полная катастрофа? Ну-ка, зеркальце, скажи, кто на свете всех глупей? Хуан Альберто Санчес Марин — колумбийский журналист, кино- и телережиссер. Сотрудничает с ведущими международными СМИ и Латиноамериканским центром стратегического анализа (CLAE). Продюсер и аналитик международного телеканал Hispantv. Загрузка…
Загрузка…

Источник

Предыдущая новость

Столетие американской интервенции в России Об умной политике НАТО в отношении России Badische Zeitung: гости из России обеспечили Германии рекордный рост туризма По горячим следам раскрыта кража кошелька у гражданина на Киевском вокзале Футбольная команда аэропорта Внуково взяла серебро в «VIII Кубке Минтранса» по мини-футболу

Последние новости