Укрiнформ: Украина не проигрывает информационную войну России

26.06.2019 21:23 0

Укрiнформ: Украина не проигрывает информационную войну России

Эмине Джапарова говорит, что давно уже хотела приехать в Запорожье, но из-за того, что в Министерстве информполитики работает только 40 людей, не всегда есть время, чтобы вырваться в регионы. Первым пунктом программы ее поездки в наш город стал Форум общественных организаций, инициатором проведения которого выступила Запорожская ОГА. «Когда государство организовывает определенные площадки, на которых проходят дискуссии на сложные темы: как жить вместе, как строить страну, как улучшать условия жизни в регионе, это свидетельствует о движении в направлении Европы. Важно не прятаться от активистов, они не должны догонять представителей властей. Между ними должен быть диалог, а не пропасть. Только в том случае, когда общественность будет участвовать, любой процесс в стране станет успешным», — сказала Джапарова. Эмине Джапарова согласилась ответить на несколько вопросов корреспондента Укринформа. Ольга Звонарева: В одном из интервью вы говорили, что трудно отвоевывать информационное пространство на оккупированных территориях. Пять лет продолжается война, информационно мы проигрываем или побеждаем? Эмине Джапарова: Я не считаю, что мы проигрываем информационную войну. Да, мы много слышали нареканий: российская пропаганда шарашит на весь мир свои негативы, а мы проигрываем. Не соглашусь. Через 5 лет в таких жестких условиях репрессий, когда вся российская государственная машина выделяет миллиардные ресурсы и людей для того, чтобы выжать сопротивление людей, которые до сих пор получают украинские паспорта и ездят с оккупированных территорий на материк, чтобы получать украинские документы, — а это тысячи людей ежедневно, — не признак ли это того, что мы не проигрываем? Мы бы проигрывали тогда, когда были бы физически оторваны от украинцев. Пока у людей есть украинские паспорта — это наши граждане. Этот признак — ключевой, на который мы должны ориентироваться. — Страна-агрессор пытается влиять на сознание людей. Как противодействовать этому? — Когнитивное влияние в мире недооценивают, потому что западная военная доктрина рассматривает информационную угрозу только в контексте киберугроз. Известная украинская писательница Оксана Забужко говорила, что современные войны — это не бомбардировка городов, это бомбардировка мозгов. И это абсолютная правда, это то, что мы сегодня в Украине чувствуем. Россия вкладывает в это огромные средства. Ни одна страна в мире такого не делает. — Как же противодействовать? — Вопрос очень сложный. Поэтому перед нами одна задача — сохранить свободу слова. Возможно, в авторитарных системах это было бы легче: путем запретов, зачисток достигается результат. Украина уже имеет опыт того, что делать, и делится им. Речь идет о гражданском активе. Государство пытается мониторить и анализировать социальные настроения в различных регионах, чувствовать запрос и формировать соответствующую коммуникацию и объяснять. Это невозможно сделать за один год. Это изменение сознания, это новые социальные договоренности между громадами, между государством и общественными организациями. — Государство тратит много денег на киноиндустрию, есть квота на украинскую музыку — почему именно на эти отрасли правительство акцетировало внимание? — Украинские фильмы, язык, песни — это все то, что формирует национальную идентичность. Правительство выделяет на киноиндустрию сегодня рекордное финансирование. Такого раньше никогда не было. Голливуд снимает 3000 фильмов каждый год, но только 35-40 становятся такими, которые видит весь мир. Мы сознательно инвестируем в это средства. На бюджет следующего года также заложена огромная сумма на кино, наверное, мы будем иметь ситуацию, когда каждые две недели будет премьера украинского фильма, — и это правильно. — Какой ваш любимый фильм? — Мой любимый фильм — «Дом слова». Это о доме литераторов в Харькове. Это об интеллигенции тридцатых-сороковых годов, которую уничтожили. Думаю, что в начале 2020 года у нас будет художественная премьера фильма. — Переселенцы во время встречи с вами показали ролик о Крыме. Наблюдала за вами, вы едва сдерживали слезы. Что почувствовали? — У меня внутри боль. Она есть всегда. С первых дней, когда я уехала из Крыма. Одно дело, когда ты знаешь, что можно вернуться, а другое — когда не знаешь, будет ли такая возможность. Это автоматически вызывает такую безумную боль, когда Крым снится в снах почти каждый день. Почти вся моя семья — там, и я не могу посещать ее на праздники. У меня у родной сестры два года назад была свадьба — и я не смогла поехать, сестра моей бабушки умерла несколько месяцев назад — и я не смогла поехать. Я пытаюсь вопрос Крыма и Донбасса сублимировать в профессиональный долг. Моя старшая дочка, когда ей было пять лет, спросила: «А мы вернемся в Крым?». Я говорю, конечно. Она говорит: «А что надо делать для этого?» Этот вопрос меня частично парализовал. История крымских татар — это прекрасный кейс того, что право на родину следует не просто ожидать, а надо бороться. Когда мы внутренне настраиваемся на эту борьбу, она приводит к конечной цели. — Что ответили ребенку? — Ребенок давал мне разные рецепты. Первый рецепт: «Давай мы возьмем подарок Путину, поедем и подарим, а он нам Крым отдаст». Я сказала, что это не сработает. Она говорит: «А если возьмем оружие — и поедем его пугать, то отдаст?» Говорю, что это тоже не сработает. Ребенок спросил — а что же с ним делать тогда? Я сказала: надо ждать. Дочке сейчас девять. Она очень интересуется политическими процессами. Я отчитываюсь перед ней в первую очередь, что я сделала сегодня для того, чтобы ускорить процесс возврата Крыма. Главный ревизор моей деятельности — это моя дочь, которой уже девять лет, ее зовут Иман. — Вы провели много встреч с запорожцами. По вашему мнению, мы правильно проинформированы или надо работать в этом направлении? — Во время общения с запорожцами почувствовала, что есть необходимость продолжать. Надо создавать площадки, на которых будут представлены и представители государства, в том числе местные власти, и общественные деятели — для того, чтобы просто разговаривать друг с другом. Все — отношения, а в отношениях у нас есть единственный инструмент — это язык, то есть диалог, коммуникация. Надо разговаривать друг с другом. Эмине Джапарова — первый заместитель министра информационной политики Украины. Загрузка…
Загрузка…

Источник

Предыдущая новость

Отношения с Россией после Путина Совершить прогулку по «Мосфильму» стало проще Deutschlandfunk не удалось выдавить из британского посла доказательств российской вины Собянин утвердил пилотный проект по активному долголетию Америка готовит новые ракеты, Россия не отстает

Последние новости