Eurasianet (США): ждет ли Россию успех в Африке?

13.11.2019 2:12 3

Eurasianet (США): ждет ли Россию успех в Африке?

Фото из открытых источников Россия намерена стать полноценным конкурентом Китая, США и ЕС на африканском континенте. Есть ли для этого предпосылки и возможности? Эти вопросы обсуждаются в материале американского издания Eurasianet. Россия помпезно объявила об усилении торговых отношений с Африкой, проведя в Сочи саммит с африканскими лидерами стоимостью 4,5 миллиарда рублей. Власти хотят добывать в Африке природные ресурсы, наращивать экспорт оружия, участвовать в инфраструктурных и образовательных проектах. Несмотря на двукратный рост внешнеторгового оборота со странами Африки за последние 5 лет, Россия пока далеко отстает по этому показателю от ЕС, Китая и США. Кроме того, усилия РФ по расширению своего присутствия в Африке столкнулись с рядом серьезных барьеров. Кремль не скупится Весьма впечатляет финансовая сторона вопроса. Во-первых, саммит «Россия — Африка», прошедший в конце октября в Сочи, оказался одним из самых дорогих форумов за последние 10 лет. Согласно подсчетам РБК, он обошелся в 4,5 миллиарда рублей, что более чем в два раза дороже Петербургского международного экономического форума 2019 года. Из 54 приглашенных лидеров африканских стран прибыли 43. Во-вторых, президент РФ Владимир Путин заявил, что в предыдущие годы Россия списала Африке долгов на 20 миллиардов. Большинство из них образовались еще в советское время и были связаны с закупкой российской военной техники, следует из анализа Би-би-си. Новость о списании Африке долгов вызвала критику в России. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в ответ заявил ТАСС, что долги эти были «эфемерными, невозвратными», и их наличие препятствовало сотрудничеству российских компаний с африканскими странами, не позволяло заниматься новыми проектами. Успехи Товарооборот России и Африки с 2013 по 2018 год вырос с 9,9 до 20,2 миллиарда долларов, следует из данных Федеральной таможенной службы РФ. При этом доля Африки во внешнеторговом обороте России за это время выросла с 1,2% до 3%. Между тем товарооборот России и Африки почти в 17 раз меньше товарооборота Африки с Евросоюзом (337 миллиардов в 2018 году), в 10 раз ниже оборота Африки с Китаем (204 миллиарда) и в три раза меньше оборота с США (61 миллиард), следует из данных «Коммерсанта» и немецкого телеканала Deutsche Welle. На бóльшие суммы с Африкой торгуют также Индия и Объединенные Арабские Эмираты. Основными торговыми партнерами РФ в 2018 году были арабоязычные страны Северной Африки — Египет (7,7 миллиарда долларов), Алжир (4,6 миллиарда долларов), Марокко (1,5 миллиарда долларов) и Тунис (821 миллион долларов). Среди остальных выделялась лишь ЮАР (1,1 миллиарда долларов). Россия в основном поставляет в Африку вооружение и продовольствие, а взамен получает полезные ископаемые и пищевую продукцию. Египет в 2013-2018 годах купил вооружения на 2,2 миллиарда долларов, Алжир — на 4,5 миллиарда долларов, следует из данных SIPRI. При этом годовой объем закупок оружия в случае с Египтом у России вырос практически с нуля в 2013 году до 813 миллионов долларов в 2018-м, в случае с Алжиром — почти в 5 раз до 1,2 миллиарда долларов. Россия также занимается в Африке добычей полезных ископаемых. В частности, компания Лукойл сейчас начинает заниматься добычей нефти и газа в Конго, и заявила о намерении принять участие в схожих проектах в других странах континента. Если верить СМИ, в Судане с 2018 года компания, которую связывают с российским бизнесменом Евгением Пригожиным, занимается добычей золота. В 2018 году компания Русал начала добычу бокситов (алюминиевой руды) в Гвинее. Также российские компании работают на платиновом месторождении в Зимбабве. Себестоимость добычи сырья в Африке в 2-3 раза ниже, чем в России, сказал в интервью «Фонтанке» заведующий Центром изучения российско-африканских отношений и внешней политики стран Африки Института Африки РАН, бывший посол СССР и России в африканских государствах Мали, Нигер и Буркина-Фасо Евгений Корендясов. По его словам, 60% добываемых Русалом»бокситов приходятся на Гвинею. В Африке также работают Газпром и Северсталь, которые вместе с «Лукойлом» и «Роснефтью» вложили в общей сложности 5-8 миллиардов долларов, из которых 60-70% приходятся на проекты по добыче нефти и урана, отметил он. Основной интерес России в Африке сосредоточен вокруг экспорта оружия, импорта полезных ископаемых и политического влияния, пишет исследователь Шведского агентства оборонных исследований, бывший аналитик министерства обороны Швеции Якоб Хеденског. Судя по настрою властей России, дальнейшее сотрудничество с Африкой может быть как в существующих, так и в других самых разнообразных областях. По словам Владимира Путина, помимо торговли российским оружием он видит перспективы в области «высоких технологий» и медицины. В Гвинее, например, работает российский НИИ эпидемиологии и профилактики опасных инфекционных болезней, отметил он. Одна из российских компаний, Мелитта, поставляет в ЮАР ультрафиолетовые установки для обеззараживания воздуха и поверхностей. Кроме того, президент хочет развивать образовательные проекты: в России учится 17 тысяч африканских студентов, сказал он. Дополнительные возможности для РФ создает падение интереса США к Африке. За все президентство Дональда Трампа не посетил ни одну африканскую страну не только он сам, но даже ни один из американских министров, пишет «Вашингтон пост». Не особо помогают развитию отношений и заявления Трампа, отмечает новостное агентство «Ассошиэйтед пресс». Россия и Китай являются главными поставщиками вооружения в Африку, и это может создать сложности для США, сказал в интервью «Голосу Америки» директор по связям с общественностью Африканского командования США Крис Карнс. «Если мы не продолжим развивать партнерство с африканским континентом [в вопросах поставки оружия] и если Китай и Россия будут и дальше идти по траектории роста, в будущем они могут оказать влияние и лишить нас доступа к ключевым областям», — сказал Карнс, не уточнив, о каких областях идет речь. «США не обращают внимания [на Африку], и Россия спешит заполнить создавшийся вакуум», — сказал изданию «Вашингтон пост» Пол Стронски, старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир. Вызовы Между тем эксперты также указывают на то, что избранный Россией курс в Африке может привести к негативным для нее последствиям. Юджин Чосовски, старший аналитик в компании Stratfor, занимающейся анализом разведданных, сказал «Голосу Америки», что Россия избрала в Африке «сирийскую модель» — поддержку режимов, которым угрожает оппозиция внутри страны, и которые хотя бы частично изолированы на международной арене. Примерами являются ЦАР, Мозамбик и Судан. Схожая позиция была озвучена в аналитической статье издания Foreign Policy, специализирующегося на внешнеполитических вопросах. Как отмечается в статье, при входе в страну Россия часто не понимает или игнорирует внутриполитические нюансы, и не пытается наладить отношения с местными элитами и обществом. «Русские ставят все на действующего лидера страны», — сказал изданию Джад Девермонт из Центра стратегически и международных исследований. Подобная политика уже привела к ряду неудач. В частности, Россия, действуя согласно этой модели, договорилась с правившим тогда ЮАР Джейкобом Зумой о строительстве АЭС. Как утверждали местные оппозиционные политики и журналисты-расследователи, Зуме и людям из его окружения обещали в обмен огромные откаты. Однако после падения администрации Зумы в рамках коррупционного скандала новый президент Сирил Рамофоса отменил договор с РФ. Более того, хотя ЮАР продолжает рассматривать варианты строительства АЭС, Россию к процессу уже не подключают. В Судане РФ сделала ставку на Омара аль-Башира, но его вскоре свергли. Хотя отношения с Суданом удалось восстановить, этот пример также подтверждает минусы избранной Кремлем модели, пишет Foreign Policy. Схожий провал произошел и в Мадагаскаре, где людям, которых поддерживал Кремль, не удалось прийти к власти, что отразилось на отношении к РФ в этой стране. Также «не повезло» и в Ливии. Нарастают риски и в других странах. В Мозамбике ширящееся вооруженное противостояние, в которое, по сообщениям, вовлечены и наемники из РФ, может обернуться ростом нестабильности и поставить под угрозу российские инвестиции. Даже если лидерам, которых поддерживает Россия, на некоторое время удастся удержаться у власти, далеко не факт, что ставка на них позволит России закрепиться в Африке в долгосрочной перспективе, и после неизбежного их ухода со сцены ситуация для РФ может кардинально измениться, отметил в своей статье Пол Стронски из Фонда Карнеги за международный мир. Вопросы вызывают и экономические аспекты сотрудничества. В частности, было заявлено, что на саммите в Сочи было подписано соглашений на 12 миллиардов долларов. Однако в реальности большинство этих документов являются не контрактами, а меморандумами о намерениях, которые ни к чему не обязывают стороны. Также на саммите в Сочи, наряду с сообщением о списании 20 миллиардов долларов «безнадежных» долгов странам Африки, было объявлено о достижении договоренностей о выделении Россией 30 миллиардов долларов на новые кредиты африканским государствам. Иными словами, рост торгового оборота во многом происходит за российский счет (закупки у России часто оплачиваются за счет российских же кредитов). Окупятся ли эти вложения, вопрос открытый. Загрузка…
Загрузка…

Источник

Предыдущая новость

В Музее Победы прошёл финал турнира «Белая Ладья» Гордон: мир с Россией возможен только после возврата Крыма В районах Раменки и Проспект Вернадского прошла акция «Доброе дело» WP: коррупция Путина и других диктаторов — это их оружие и слабость Эксклюзив: тайные аудиозаписи из Белого дома

Последние новости