ЕП: что изменит перезагрузка в Минске

10.05.2020 17:50 0

ЕП: что изменит перезагрузка в Минске

Во вторник президент Зеленский своим указом кардинально изменил подход к формированию украинской делегации в ТКГ, а в среду руководитель ОПУ Андрей Ермак официально предложил «нормандской четверке» привлечь «голос Донбасса» к переговорам в Минске. Что стоит за этими нововведениями и предложениями? Как это может изменить переговоры? И главное — несет ли это решение реальную опасность и проблемы для Украины? Ведь на фоне скандально известной идеи о создании «Консультативного совета» есть все основания поставить такой вопрос. Но к счастью, на этот раз о новой «минской измене» речь не идет. Объясняем, почему. Кто поедет в Минск? Кратко напомним суть проведенных изменений. Еще никогда уровень представительства Украины при ТКГ не был таким высоким. Представителями Украины во всех рабочих подгруппах стали заместители министров или главы парламентских комитетов. Первым заместителем главы украинской делегации стал вице-премьер Алексей Резников. Он, а также глава делегации Леонид Кучма могут сами дополнительно определять, кого еще стоит приобщить к работе в Минске — от экспертов до чиновников и депутатов. Такие изменения, по замыслу Банковой, преследуют две цели. С одной стороны, участие чиновников в этих переговорах должно продемонстрировать западным партнерам Украины, что отношение Киева к Минским переговорам и к планам по реинтеграции действительно серьезное. С другой стороны, это должно ликвидировать извечную проблему минских переговоров: отсутствие связи между делегацией и реальными игроками украинской политики. Сложно договариваться о чем-то, когда не имеешь никаких полномочий для воплощения этих решений «дома». Впрочем, такое обновление в Минских переговорах не является безупречным. Этот подход имеет ряд особенностей, которые могут стать нашими слабыми местами. Во-первых, это — асимметричное решение. Несмотря на заявления Андрея Ермака о том, что он ждет аналогичного усиления со стороны России, можно с уверенностью прогнозировать: этого не произойдет. Россия не будет повышать «статусность» своего участия в ТКГ. К тому же ТКГ — это не международная организация, на встречах в Минске не ведутся переговоры о ни об одном международном договоре. Следовательно, назначение чиновников такого уровня выглядит неким «перебором» с украинской стороны. Во-вторых, Минские переговоры требуют тотального погружения в тему. Можно ли считать, что у заместителей министров или глав комитетов это может быть ключевым приоритетом? Вряд ли. Возможно, это компенсируется командной игрой, но если нет, то качество переговоров в рабочих группах может, наоборот, снизиться. Еще одно причинное следствие — участие в ТКГ, особенно после того, как восстановятся физические встречи в Минске, будет отвлекать депутатов и заместителей министров от основной работы. А в реформируемом государстве ее должно быть немало и за пределами Минска. В-третьих, политически Россия получит инструмент для давления на Украину и для осуществления пропаганды. Мол, представители Украины — люди «при должностях» и с полномочиями, так почему же Украина «не выполняет» Минские договоренности? Правда, эта предсказуемая риторика не будет соответствовать реальности, ведь юридические обновления украинской делегации не добавляет ей никаких новых обязательств. Должность в правительстве или парламенте не изменяет уровень ответственности за выполнение Минских соглашений. Следовательно, никакой реальной «измены» или катастрофы в этом решении нет. Существуют, конечно, потенциальные риски, но их можно избежать или минимизировать. Зато ключевое внимание стоит уделить не столько новому составу делегации, как предложениям ОПУ расширить рабочие подгруппы. Именно с помощью этого шага Украина и планирует сдвинуть «Минск» с мертвой точки. Альтернатива скандальному «Консультативному совету» Решение о создании в рамках минской ТКГ нового совещательного органа, подтвержденное подписью Андрея Ермака, да еще и с косвенным признанием представителей оккупированных администраций как «официальных представителей ОРДЛО», стало, несомненно, самой громкой ошибкой официального Киева на «донбасском треке». Идею «Консультативного совета» в ее согласованном виде раскритиковали не только на Украине, но на Западе; против нее публично высказались даже представители команды президента (об угрозах от создания КР писала и «Европейская правда»). На этот раз критика подействовала. Хотя Киев официально не отказался от создания КР — но сделал все, чтобы похоронить эту идею. По данным источников, неделю назад на «нормандских переговорах» на уровне министров в этой истории было фактически поставлена точка: формально не отзывая подпись Ермака под документом, Киев дал понять, что создавать КР в таком формате уже не планирует. Причем — солидарно с Германией и Францией. А Россия убедилась, что ее идея окончательно умерла. Но из-за этого появился новый тупик в работе ТКГ. Чтобы выйти из него, Банковая сформулировала альтернативу, которую на этой неделе представил Андрей Ермак. Украина предлагает признать внутренних переселенцев, проживающих на территории подконтрольной правительству, представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей, и приобщить их как приглашенных лиц к работе каждой из подгрупп в Минской ТКГ. Идея с переселенцами — не новая. В той или иной интерпретации команда президента, прежде всего, сам Андрей Ермак, продвигают ее еще, начиная с прошлого года, объясняя это необходимостью разрушить монополию так называемых «республик» на представительство ОРДЛО. Эта проблема является реальной: от начала работы ТКГ эту роль присвоили себе псевдодолжностные лица оккупационных администраций, которые фактически продвигают в Минске российскую позицию. Стоит подчеркнуть: новый, предложенный Украиной формат переговоров не вычеркивает из переговоров тех, кто остался на оккупированных территориях. Их привлечение к Минским переговорам, очевидно, будет предусмотрено, как и остальных приглашенных. Ермак об этом уже заявил, выдвинув требования к новым участникам. В частности, это требование к их гражданскому статусу, отсутствие связей с незаконными вооруженными формированиями. А кроме того, такие лица не должны быть гражданами России, в том числе — иметь двойное гражданство. «Украина воспринимает в качестве представителей территорий — представителей гражданского общества, причем граждан Украины, которые имеют единое гражданство Украины — я подчеркну это, поскольку Россия раздает свои паспорта на Донбассе. (Мы говорим о) гражданах Украины, которые не принимали участия в военных действиях, которые не убивали наших солдат, которые не принимали преступных решений, но вынужденно остались на неподконтрольных территориях». Понятно, что реального «гражданского общества», упомянутого Ермаком или независимых общественных активистов на территории ОРДЛО просто нет. Впрочем, статус «приглашенных», а не лично переговорщиков, который им предлагают предоставить, может это определенным образом уравновесить. Новая обертка старой идеи? Здесь может возникнуть вполне логичный вопрос: а тот ли это «Консультативный совет», только «под другим соусом»? Нет, не тот же. И хотя полной схемы того, как это должно выглядеть на практике, еще нет, существуют основания утверждать, что эта идея затрагивает основные «острые углы» печально известного КС. Ключевое преимущество новой идеи — то, что представители ОРДЛО (то ли переселенцы, то ли нынешние жители оккупированных районов) не приобретают никакого нового статуса. Они останутся «приглашенной стороной» — то есть в том же статусе, в котором самопровозглашенные «лица» так называемых «республик» находятся в ТКГ с 2014 года. Второе принципиальное отличие: никакой новый орган (пусть и совещательный), со своими процедурами, регламентом и т. п, не создается. Следовательно, переместить дискуссии на дополнительно созданную площадку, которой должен был стать «Консультативный совет», уже не получится. Как следствие, Украина за столом переговоров не будет находиться один на один с представителями ОРДЛО, то есть прямого диалога удается избежать. И это, похоже, является принципиальной позицией ОПУ — обжегшись на ошибке с созданием КР, на Банковой постоянно это подчеркивают. Третье отличие: Украина получает шансы «размыть» монополию «Л/ДНР» на представительство оккупированного Донбасса. Даже если оккупационные администрации не учтут требований Ермака и сами будут определять, кого они привлекут к работе в ТКГ (а так наверняка и будет), то их голос будет «уравновешиваться» переселенцами, делегированными Украиной. А понятие «представители ОРДЛО» не будет включать только жителей оккупированной территории, которые являются полностью зависимыми от оккупационной власти. Еще одно отличие от КС: сейчас ОПУ предлагает привлечь переселенцев к значительно более широкому кругу вопросов. «Консультативный совет» должен был заниматься исключительно политическими пунктами Минских договоренностей (которые являются приоритетом для РФ), что вытеснило бы на задворки работу в сфере безопасности, в гуманитарной и социально-экономической подгруппах (которые важны прежде всего для Украины). Зато теперь речь идет об симметричном усилении всех подгрупп, а не только политической. По сути, Украина открывает новые возможности для «Минска», не уступая в ключевых вопросах. Привлечение переселенцев к работе ТКГ позволит Киеву заявить о выполнении требований относительно консультаций с представителями ОРДЛО, не сделав никаких уступок, на которых настаивала Россия. Следовательно, предлагаемый Киевом новый формат работы ТКГ может быть вполне приемлемым для Украины. Неотвратимых последствий — ни политических, ни юридических (в частности, в международных судах) — для переговорной позиции Украины не будет. И отсюда следует главная проблема новой идеи. Эта формула не устраивает Россию, где стремились к совершенно другому, в том числе ярко выраженному прямому диалогу между Украиной и псевдореспубликами. А поэтому Москва наверняка предложит свои «дополнения» к новому формату. И здесь принципиально важно, чтобы украинские переговорщики отстояли главные позиции. В частности, то, что представители ОРДЛО не могут иметь иного статуса, только как «приглашенные эксперты». А также то, что согласованные и подписанные в ТКГ документы не будут представлять никакого обязывающего характера для Украины. Последнее, кстати, было одним из ключевых пунктов российского плана по активизации ТКГ, о чем Европравда уже писала. Эта русская идея является ловушкой. Соглашаться на нее категорически нельзя, даже если это будет единственным шансом договориться с Россией по предлагаемой Киевом «минской реформе». Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Глава МИД Франции: диалог с Россией должен быть честным, но требовательным WP: Иран пообещал отомстить США, но, кажется, он не торопится Комплекс операторской техники «Мосфильма» пополнился новым оборудованием Почему в России плохие дороги Италия в ярости: «Они заставляют нас истекать кровью» (Der Spiegel)

Последние новости