Вторая волна коронавируса: быть или не быть (Atlantico)

26.05.2020 19:30 0

Вторая волна коронавируса: быть или не быть (Atlantico)

«Атлантико»: Вакцина от заболевания до сих пор не создана, и многие страны беспокоятся насчет появления второй волны эпидемии. Что подразумевает понятие второй волны? Стефан Гайе: Появление «второй волны» действительно будоражит умы во Франции с начала отхода от самоизоляции 11 мая. Говорят также об эпидемической волне, то есть эпидемии, которая напоминает цунами. Речь идет о чудовищной волне, которая возникает из-за подводного извержения вулкана или землетрясения. В таких случаях часто наблюдается вторая волна, которая может быть еще страшнее первой. Такое же явление второй волны касается и землетрясений на суше: второй толчок бывает хуже первого. В военной сфере существует понятие «второго штурма», который тоже часто играет решающую роль. Все выглядит так, словно первая волна подготавливает вторую, решающую. Это наблюдается во многих явлениях, как природных, так и нет. Кроме того, в эпидемиологии часто говорят о второй или даже третьей волне, описывая последовательные эпидемические явления среди населения. Каждый год с сезонным гриппом наблюдается первая, вторая и иногда третья волна. Понятие «последовательных волн», вероятно, стало популярным после пандемии гриппа 1918-1919 годов, которая разворачивалась в рамках трех последовательных волн. Сравнивать covid-19 с той страшной пандемией, конечно, не стоит, но из нее можно сделать выводы, чтобы лучше понять текущую обстановку. Эта историческая пандемия зародилась не в Испании, а (опять-таки) в Азии. Вызвавший ее вирус A H1N1 стал сочетанием человеческого и птичьего штаммов. Он унес как минимум 20 миллионов жизней по всему миру, вероятно, вдвое больше. У этой пандемии было три фазы. Первая фаза или волна была не слишком серьезной и разворачивалась с апреля по август 1918 года. При этом она была очень заразной и охватила более 50% военных. Как бы то ни было, с учетом невысокой тяжести заболевания и условий военного времени французские газеты практически не писали о нем: говорилось, что ничего серьезного не происходит, что это просто грипп. Но в конце мая 1918 года Испания уже была серьезно затронута эпидемией, прежде всего мадридский регион, и в ее экономике возник значительный спад. Именно тогда возникло понятие «испанка», что не соответствует действительности, поскольку Испания была ее источником не больше, чем любая другая европейская страна (в Испании о вирусе говорили больше всего, хотя другие европейские страны пострадали не меньше, но почти не упоминали его). В июле 1918 года эпидемия как будто начала стихать, но ход течения болезни становился все более тяжелым (все чаще возникали очень серьезные и даже смертельные осложнения на легкие). Тем не менее во Франции это мало кого волновало, потому что все считали, что французы достаточно крепки, чтобы справиться с эпидемией. В конце августа 1918 года эпидемия вновь набрала силу, причем очень значительно, начавшись на юго-западе и западе Франции. Таким образом, в сентябре 1918 года стартовала вторая волна гриппа, ставшая очень серьезным ударом. Прежде всего, это касалось молодых людей (20-30 лет), у которых всего через несколько дней возникала быстро приводившая к смерти пневмония: от нее гибло множество людей. Вторая и куда более страшная эпидемическая волна быстро охватила Африку и Латинскую Америку. На этот раз все французские газеты писали только о гриппе. Больницы были переполнены. Советовали изолировать больных, носить маску, избегать публичных собраний и закрытых помещений, где находится сразу множество людей. В конце октября — начале ноября 1918 года эпидемия сбавила обороты. В начале декабря 1918 года был отмечен небольшой рост, за которым последовало дальнейшее снижение. Тем не менее в феврале-марте 1919 года началась третья, не менее серьезная волна эпидемии. Были охвачены все континенты, а счет достиг 6 миллионов погибших в одной только Индии. В клиническом плане наблюдался необычный симптом: выпадение волос. Затем губительная пандемия все же сошла на нет, оставив после себя десятки миллионов смертей, прежде всего среди молодежи. — Реален ли риск второй волны? И как выглядела пандемия 1918-1919 годов в вирусологическом плане? — Пандемия гриппа 1918-1919 годов оставила сохранившийся до сих пор глубокий след в умах из-за высокой смертности, особенно среди молодежи. Ее распространение в три волны также врезалось в память эпидемиологам, некоторым из которых свойственно перекладывать его на другие эпидемии. Тем не менее вирус гриппа — очень необычный вирус: это РНК-содержащий вирус, как и коронавирусы, но у него есть одно весомое отличие. Геном вируса гриппа сегментирован, то есть включает в себя восемь разных составляющих. Он не отличается устойчивостью, может легко и часто меняться. Каждый год его геном претерпевает незначительные изменения, но время от времени происходят большие изменения, генетические разрывы, которые становятся причиной пандемий (потому что в результате возникает «новый вирус», от которого у людей практически нет иммунитета). Когда пандемия началась в апреле 1918 года, вирус был очень заразным, но не особенно опасным. Тем не менее пандемическая картина резко изменилась в июле-августе 1918 года. Разумеется, в тот момент у нас не было никаких биологических средств, чтобы понять, что происходило с вирусом, но ученые полагают, что летом 1918 года произошла серьезная мутация, генетический разрыв. У населения не было антител от нового вируса, и, следовательно, иммунная система никак не могла бороться с ним. Люди более старшего возраста уже могли иметь дело с похожим штаммом в прошлом, но иммунитет более молодого поколения не обладал подобным опытом. Это объясняет большое число жертв второй и третьей волны среди молодежи. — А что насчет коронавируса SARS-CoV-2? — SARS-CoV-2 и все коронавирусы в целом не отличаются сегментированной РНК. Их геном довольно стабилен и даже обладает системой исправления ошибок при клеточной репликации. При этом он может эволюционировать, поскольку обладает определенной пластичностью. Стоит отметить, что с начала пандемии covid-19 произошло несколько небольших мутаций, и в настоящий момент ходят три разных штамма. Как бы то ни было, эти мутации не имеют ничего общего с периодически возникающими генетическими разрывами вируса гриппа А, как это было летом 1918 года. По этой причине опасения губительной второй волны, как это было с пандемией гриппа 1918 года, выглядят неоправданными. Кроме того, ученые считают, что у значительной части населения имеется иммунитет к covid-19, который возник еще до начала эпидемии в связи с его близостью к коронавирусам, вызывающим ринит, ринофарингит и ряд острых вирусных гастроэнтеритов. Сегодня считается, что от covid-19 вырабатывается иммунитет. Тем не менее в связи с отсутствием массового тестирования населения невозможно сказать, сколько людей были заражены вирусом без проявления серьезных симптомов и признаков (в таких случаях человек ощущает лишь легкое недомогание). Если таких людей много, и у них сформировался иммунитет, это должно способствовать возникновению коллективного иммунитета, который должен не допустить вторую волну. Коллективный иммунитет является определяющим фактором в возникновении второй волны. Можно с уверенностью сказать, что во Франции меры самоизоляции соблюдались плохо, и вирус продолжил распространение. Медленное распространение вируса, безусловно, способствовало усилению коллективного иммунитета. Поэтому, отвечая на вопрос, могу сказать, что риск второй волны реален, но аргументов против нее больше, чем за. — Применимы ли сегодня уроки прошлых эпидемий? — Эпидемия сменяют друг друга, но не похожи друг на друга. У эпидемии covid-19 мало общего с эпидемией чумы, холеры, тифа, оспы, полиомиелита, менингита. Несмотря на все пробелы такого подхода, covid-19 ближе всего к эпидемиям гриппа. Пандемия гриппа 1918-1919 годов унесла огромное множество жизней, но завершилась в апреле-мае 1919 года, хотя тогда не было ни вакцины, ни эффективного противовирусного средства, ни антибиотика (против вторичного бактериального заражения). Гигиена тогда только начинала развиваться, а медицина не отличалась эффективностью. Кроме того, Первая мировая война привела к смертям и обеднению населения Франции. Но даже в таких неблагоприятных условиях пандемия прекратилась, причем без применения каких-то особых методов. Читая архивные данные по этой пандемии начала ХХ века, осознаешь, что реакция и поведение людей не слишком изменились. Удивительно, но многие ошибки тех времен были повторены сегодня. Иначе говоря, из прошлых эпидемий можно сделать выводы, но для этого нужно прикладывать настоящие усилия, что происходит не всегда, поскольку опыт предков не служит руководством для многих людей. Но какими бы ни были эти выводы, план борьбы необходимо адаптировать под каждую эпидемию. То есть, настоящим решением может быть только вакцина. Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Baltus Balss: Россия может предложить соотечественникам в бывшем СССР двойное гражданство Музей Победы высоко оценил работу волонтеров Stratfor: Россия начала борьбу с демографическим спадом Студенты РАНХиГС посетили логистические центры Санкт-Петербурга DS: развивая СМП, Россия переходит в Арктике из оборонной плоскости в экономическую

Последние новости