Телеграф: будущее Лукашенко и "сделка" США и РФ по Украине

06.01.2021 23:50 0

Телеграф: будущее Лукашенко и

Как в новом году будет развиваться ситуация на Донбассе и в Белоруссии? Чем похожи положение Александра Лукашенко и Никола Пашиняна? Стоит ли Украине надеяться на лучшее после ухода Путина? Об этом и не только в интервью "Телеграфу" рассказал эксперт программы "Международная и внутренняя политика" аналитического центра "Украинский институт будущего" (UIF) Игар Тышкевич. — Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил, что существует 5 сценариев развития событий на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей. Сейчас события якобы развиваются по первому сценарию. Что ждет Донбасс вообще и в обозримой перспективе? — Что будет реализовано в итоге, пока предсказать сложно. Существует много факторов — и внешнеполитических, и внутриполитических — которые могут качнуть ситуацию в ту или иную сторону. Но если говорить о более краткой перспективе, к примеру, о 2021 годе, то пока базовый сценарий, как мы видим в "Украинском институте будущего" — ни войны, ни мира. То есть, события будут развиваться в том же русле, как в последние годы. Даже огромное желание, допустим, украинской стороны выйти на какой-то формат реинтеграции, завершения войны, не будет реализован. Ведь сегодня на это нет политической воли и желания другой стороны — РФ. Так что прогнозирую вялотекущие переговоры. При этом Россия будет постепенно готовить почву, чтобы решить вопрос через внешнеполитические договоренности. И Украина — лишь одна из площадок, о которой идет (и будет идти) речь. — И как Россия будет готовить эту самую почву для внешнеполитических договоренностей, которые могут коснуться и нас? — Для Германии, Франции, США она будет максимально позиционировать себя как важное звено для урегулирования конфликтов. В которых так или иначе участвует. РФ уже выходит на формат такого урегулирования в Сирии. Также она вошла в Ливию, где участвует как одна из сторон, которая содействует деэскалации конфликта. Есть формат Нагорного Карабаха, где Россия и Турция фактически по своему сценарию реализовали так называемый «мирный план». Не будем забывать и дальнейшем развитии политического кризиса в Молдове. Первым этапом стало отстранение от реальной власти олигарха Плахотнюка (в результате договоренностей между РФ и США). Сейчас — новый виток в связи с приходом в президенты прозападно настроенной Майи Санду. Пророссийские силы этому активно сопротивляются. Понятно, что Россия — в игре. Плюс — события в Белоруссии, где также активно играет Кремль. Если Россия продемонстрирует определенный прогресс, сможет прокоммуницировать определенные результаты в вышеобозначенных конфликтах (была горячая фаза, а потом пошло урегулирование), она под конец года сможет, к примеру, предложить себя как посредника для урегулирования «конфликта на Украине». Причем будет продолжать пытаться представить себя именно как посредника, а не участника конфликта. — Как на это реагировать Украине? — Важна позиция украинского МИД, всего государства. В формате ни войны — ни мира, затяжного процесса без прогресса, чрезвычайно важно — с какими предложениями наша страна будет выходить к международным партнерам. Понятно, что Минские договоренности не работают в том формате, в каком подписаны — и на котором настаивает РФ. Всё упирается в вопрос последовательности. Если идти по пунктам, там не выгодный алгоритм для Украины. Мы должны не только предложить альтернативный сценарий разрешения конфликта, но и активно противодействовать попыткам РФ легитимизировать т.н. «ДНР» и «ЛНР», представив себя как посредника. — Стоит ли ожидать, что уже в этом году администрация нового президента США Джо Байдена как-то повлияет на Россию, в том числе в ракурсе российско-украинского конфликта? — Учитывая, что смена власти в США официально произойдет в конце января, в 2021 году это, скорее всего, никак на нас не повлияет. На первом плане будет внутренняя повестка. Байдену нужно будет сформировать свою структуру власти. Ведь в его команде разные люди с точки зрения идеологических предпочтений. Это — важнейшая задача. Что касается РФ, то каждый новый президент США выходил с идеей перезагрузки отношений с ней. Будут пытаться и в этот раз. Но не думаю, что эта попытка будет удачной. Думаю, вскоре США скатятся в привычную политику сдерживания и осторожных контактов с РФ. Но на большой глобальный договор (к примеру, о разделе сфер влияния) Штаты не пойдут. В 2021 году — так точно. То есть — не будет чего-то глобального. И давления — в том числе. Подчеркиваю, речь о текущем годе. Так или иначе новая политика США в отношении России будет формироваться в 2022-м. — В новый год мы вошли с неразрешенным политическим кризисом в Белоруссии. Какое развитие ситуации там прогнозируете? — По состоянию на сегодня Лукашенко более-менее стабилизировал ситуацию. В этом году, похоже, будет запущен так называемый конституционный процесс с целью транзита власти. Возможно, появится новый орган, куда уйдет Лукашенко с поста президента. Но, судя по сигналам, которые идут из Минска, в 2021 году никуда он не уйдет. В данный момент по ситуации в Белоруссии мы имеем жесткий конфликт официального Минска со странами европейского Запада. И более мягкую позицию США. Понятно, что есть и определенная поддержка со стороны РФ, которая преследует свои цели. Она укрепляет свои позиции, работает на обе стороны конфликта, уменьшая таким образом базу белорусских государственных институтов. Для РФ важно создать свой политический проект, который будет влиять на белорусскую внутреннюю политику. Так что Кремль будет продавливать свой формат Конституции Белоруссии. При этом, судя по событиям декабря, Лукашенко может получить достаточно мощную поддержку от Китая. На последнем пленуме ЦК КПК (Центрального комитета Коммунистической партии Китая) рассматривался белорусский вопрос. Кстати, за Белоруссию в КНР отвечает представитель Министерства общественной безопасности Китая. — Как тот или иной расклад ситуации в Белоруссии отразится на Украине? — Если конфликт приобретет затяжной характер (а он приобретает), если начнется эскалация, радикализация протестов, это может привести к ухудшению экономического сотрудничества между Белоруссией и Украиной. Но пока экономика не затронута данным политическим кризисом. Политические отношения между Киевом и Минском останутся в зоне конфликта до мая. А далее всё будет зависеть от формата того как будут «продавать» конституционные преобразования. Украина могла бы «монетизировать» попытку Лукашенко договориться с Западом. Стать посредником между Западом и Минском. Таким себе — адвокатом дьявола. Это бы усилило весь Украины на международной арене. Так Белоруссия воспользовалась возможностью, предоставив Минск как площадку для переговоров по Донбассу. Так Украина делала при позднем Ющенко. До 2008 отношения межу Киевом и Минском были плохими. Это случилось из-за того, что в 2005-м Ющенко и Саакашвили заявили, что следующей целью цветной революции будет Белоруссия. Но уже в 2008-м оба они стали теми самыми «адвокатами дьявола». И монетизировали (с точки зрения, в том числе, политической субъектности) эту возможность, сняв часть вопросов в отношении со странами ЕС. — В Армении после поражения в войне с Азербайджаном набирают силу протесты против действующей власти. К чему может привести уход премьера Пашиняна? Кто от этого выиграет? — Вопрос Пашиняна — уже не вопрос Армении… Идет игра РФ. Приход Пашиняна к власти был не слишком желанным с точки зрения Москвы. Но РФ демонстрирует, что умеет играть в долгую. Наивно полагать, что российская разведка не получила информацию, что Азербайджан готовится к активной фазе. При этом РФ не предприняла возможных усилий, чтобы предотвратить данный конфликт. И сейчас Россия, с одной стороны, «защищает мирное население», с другой подчеркивает через свои информационные каналы, что Армения в войне проиграла. А для армян — это болезненный вопрос. Для Пашинина основной тезис — ситуация была катастрофической, мы выбрали лучший вариант из того, что было. А позиции российских медиа — Армения была разгромлена. Если это постоянно забрасывается через СМИ, то это — явная информационная подпитка против Пашиняна. Кстати, подобным образом Россия работала по Беларуси. Вспомним первую волну кризиса, связанного с коронавирусом. Лукашенко тогда крайне неудачно коммуницировал, публично отрицал наличие вируса. К счастью, система Минздрава сработала не плохо. А российские медиа вовсю раскручивали тему в ракурсе «Беларусь — чумной барак Европы». И так россияне действуют везде. Используют любые ошибки той или иной власти в стране, где имеют свои интересы. И через свои медиаканалы постоянно подчеркивают, что те или иные проблемы — это результат неправильных действий политиков (по разным причинам неудобных Кремлю). Далее уже действует само население, которое выходит на протесты. С точки зрения такой технологии — практически нет разницы между ситуациями, в которых оказались Пашинян и Лукашенко. — Рано или поздно Путин перестанет быть президентом. Как это может отразиться на России и Украине? — Мы с коллегами делали доклад о том, что будет после Путина. Писали, в том числе, раздел по элитам в его окружении. С одной стороны — правильно, с другой — ошибочно то, что так сильно персонифицируется личность самого Путина. Есть так называемые башни Кремля, окружение. Крупная, монолитная (с точки зрения внешнего давления) структура. Внутри, безусловно, есть конкуренция, брожение. Но не столь сильные, как это себе представляют некоторые. Тот же Хабаровск, где в прошлом году вспыхнули протесты из-за ареста губернатора Сергея Фургала — фактически последний отголосок борьбы Путина с региональными элитами, которая завершилась в 2019 году. С 2013 по 2018 годы в большинстве субъектов федерации было заменено руководство. Где-то — через выборы, где-то — иным путем. И примерно в половине регионов к власти пришли люди не из местной элиты, как ранее (для Путина такая ситуация была крайне опасна), а лояльные Кремлю кандидаты. На Украине таких называют «парашютистами». То есть, люди, оторванные от местной элиты, но верные центру. Задача была — отсечь местные кланы от карьерного роста, не дать им замкнуть систему власти на себе в регионе. Кремль этим руководил — и своего добился. Да, была притирка, не все прошли по спискам Кремля. Но расклад теперь таков, что фронды от местных элит не стоит ожидать. Даже после ухода Путина. К тому же, у него остается возможность виляния на стратегические вопросы — через тот же Госсовет, который формируется в ручном режиме. Плюс — внедрились идеи превалирования национального законодательства над международными договорами. Растет роль Конституционного суда, где Кремль имеет влияние на назначение судей. Учитывая всё это, система власти — российское руководство — занимает достаточно устойчивые позиции. И вряд ли уход Путина это изменит, равно как контуры отношений на внешней арене. Соседи России (среди которых — Украина) остаются для нее объектами, которые важно сохранить в зоне своего влияния. И ожидать, что политически Россия после смены Путина станет более комфортным соседом для Украины, я бы не стал.
Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Newsweek: план США в Венесуэле не работает, но Россия не виновата Die Welt: бывшего сотрудника штази подозревают в шпионаже в пользу России WSJ: покобенившись, страны Евросоюза согласились с Трампом — надо жить без ДРСМД, под прицелом России 11 апреля в Фили-Давыдкове откроется выставка «Апрельские Макси Мины» 34 дома по программе реновации будут переданы под заселение до конца 2018 года

Последние новости