• Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

Посол России в Китае: мы умнее, чем считают американцы (Global Times)

12.06.2021 17:20 0

Посол России в Китае: мы умнее, чем считают американцы (Global Times)

Столкнувшись с давлением США, Китай и Россия расширили свои контакты и укрепили связи. Трехсторонние отношения Китая, России и США важны для мирового порядка. В преддверии предстоящей встречи Путина и Байдена репортеры Global Times Се Вэньтин (Xie Wenting) и Бай Юньи (Bai Yunyi) обсудили с послом России в Китае Андреем Денисовым ряд вопросов, в том числе двусторонние и трехсторонние отношения, covid-19 и многое другое. GlobalTimes: Президент России Владимир Путин и президент США Джо Байден встретятся 16 июня в Женеве. Каковы ваши ожидания относительно этой встречи? Как вы оцениваете возможность улучшения российско-американских отношений во время президентства Байдена? Андрей Денисов: Мы реалисты. Мы не ждем невозможного. Мы приветствуем любые меры, которые снижают напряжение и конкуренцию, однако мы с осторожностью относимся к тому, чего ожидаем от российско-американских отношений, особенно в контексте очень напряженных отношений между обеими странами. Маловероятно, что саммит в Женеве, первая встреча двух лидеров после вступления Байдена в должность, решит важные проблемы между странами. Однако лучшим результатом будет, если она создаст условия для разрешения проблем в будущем. — Некоторые аналитики предполагают, что администрация Байдена может принять меры для снижения напряженности с Россией, чтобы сконцентрироваться на Китае. Может ли эта стратегия отдалить Россию от Китая и сблизить ее с США? — Эта точка зрения недальновидна. Этого не может произойти. Думаю, мы умнее, чем считают американцы. Министр иностранных дел России Сергей Лавров посетил Китай после китайско-американской встречи в Анкоридже, в то время как глава дипломатии Китая Ян Цзечи (Yang Jiechi) посетил Москву после встречи министров иностранных дел России и США. Моменты для этих двух визитов были выбраны намеренно? Какой сигнал это посылало? — Что касается сроков, то, что эти визиты состоялись после переговоров на высоком уровне между Китаем и США в Анкоридже и между Россией и США в Исландии, было чистым совпадением. Для организации встречи на уровне министров иностранных дел и выше нужно много времени и технической подготовки. Когда Россия готовилась к визиту министра иностранных дел Сергея Лаврова в Китай, мы не знали, что в Анкоридже пройдет встреча высокопоставленных дипломатов Китая и США. То же касается и визита министра Яна Цзечи в Россию. Однако хорошо, что эти дипломатические контакты состоялись вскоре после переговоров России и Китая с США. Это могло дать старшим дипломатам обеих стран возможность подробно обсудить, что произошло во время предшествовавших встреч между Китаем и США и между Россией и США. Согласовывают и обсуждают ли Россия и Китай свою позицию по отношению к США? — Основное правило международных политических встреч заключается в том, что во время этих встреч не обсуждают отсутствующую третью сторону. Однако этот принцип почти никогда не соблюдают. В качестве примера можно привести поездку президента Байдена в Великобританию на саммит G7. Несмотря на то, что представители Китая не будут принимать участие во встрече и не смогут выразить свою позицию, США объявили, что обсудят свою политику в отношении Китая с европейскими союзниками. В этих обстоятельствах тема США, несомненно, включена в повестку встречи между старшими дипломатами России и Китая. Хотя два последних визита были короткими, а их повестки были ограничены, стороны подробно обсудили целый ряд тем, включая некоторые самые неотложные и острые проблемы сложившейся сегодня международной ситуации. На самом деле, нет такой темы или вопроса, которых стоит избегать в политическом диалоге между Россией и Китаем. Конкуренция и конфронтация между Китаем и США нарастают. Если однажды между Китаем и США случится вооруженный конфликт, какую позицию займет Россия? — Я не дам ответа на этот вопрос, потому что убежден, что вооруженного конфликта между Китаем и США не будет, так же как не будет вооруженного конфликта между Россией и США. Дело в том, что такой конфликт уничтожит все человечество, и тогда не будет никакого смысла в том, чтобы принимать чью-то сторону. Однако если вы спрашиваете об оценке международной ситуации и основных проблем, то позиция России явно значительно ближе к позиции Китая. В последние годы США ввели санкции и против России, и против Китая. Хотя области и суть недовольства США в отношении России и Китая отличаются, цель США одинакова: разбить соперника. Мы явно не можем согласиться с таким отношением США. Мы надеемся, что «треугольник» Россия-Китай-США сохранит баланс. Насколько вам известно, планирует ли президент Путин посетить Китай в этом году? — Такая возможность существует. Наш план обмена на высоком уровне включает визит президента Путина в Китай, и обе стороны выражают готовность. Китай надеется, что президент Путин станет первым иностранным лидером, который посетит Китай после пандемии, а Россия надеется, что президент Путин нанесет свой первый государственных визит после вспышки именно в Китай. Однако возможность реализации этой договоренности будет зависеть от того, как будет развиваться пандемия. Хотя лидеры не встречались лично в последние два года, они несколько раз говорили по телефону, а обмен между Россией и Китаем на высшем уровне остается тесным. Недавно президент Путин сказал, что США совершили ошибку, решив, что они «настолько могущественны», что могут избежать наказания за угрозы другим странам. Эта ошибка, по его словам, привела к распаду бывшего Советского Союза. Как вы понимаете слова президента Путина? — Любой, кто следит за нынешней политикой США, не сможет не согласиться с точкой зрения президента Путина. Как я понимаю это заявление, президент Путин не «предвидит», что США повторят судьбу Советского Союза, и не говорит, что был бы рад этому. Он просто предупреждает, что риск реален, а многие американские политические элиты до сих пор до конца этого не поняли. Сегодня мы не можем представить себе мир без США. США играют важную роль в экономике, науке и технологиях, этот факт мы не можем отрицать. Однако, с другой стороны, США нужно признать, что они не единственная страна в мире, им нужно принимать во внимание и уважать реалии и цели других стран. Президент Путин напоминает США не совершать ошибок Советского Союза. В последние годы многие журналисты говорили, что США и некоторые другие страны пытаются спровоцировать «цветную революцию» в Китае и России, чтобы создать «зону геополитической нестабильности» вокруг этих стран. В нынешней ситуации каким может быть сотрудничество Китая и России? — Именно поэтому я и говорил, что российская и китайская оценки международной ситуации во многом совпадают. И Россия, и Китай следуют принципу невмешательства во внутренние дела других стран, однако в последние несколько лет мы наблюдали, как во многих странах происходят «цветные революции», приводя к внутреннему хаосу. У этих «цветных революций», конечно же, есть внутренние или местные причины, но они всегда сопровождаются присутствием внешних сил. Чтобы не допустить вмешательства третьей страны во внутренние дела России и Китая, мы должны совместно разработать некоторые «правила игры», особенно в сфере информационной безопасности. Так мы сможем не допустить, чтобы страны с более развитыми информационными технологиями насаждали свою политическую повестку в других странах с помощью IT-технологий. Недавно в мире появилось новое явление: гибридная война (гибридной войной называют новый тип войны в XXI веке, в которой применяется смесь из традиционных и нетрадиционных средств. Считается, что такая война более разнообразна и ведется более скрытно, чем традиционная). В этой сфере международное сообщество пока не выработало соответствующих правил, чтобы ограничивать или регулировать ее. С одной стороны, Россия и Китай разделяют заинтересованность в том, чтобы оградить свои страны от вторжения ложной информации из внешнего мира. С другой стороны, хотя Россия и Китай обладают достаточными возможностями и мощными информационными сетями для того, чтобы сопротивляться «цветным революциям», некоторые страны и регионы в нашем окружении относительно уязвимы в этом отношении, и внешнее вмешательство на информационном уровне может легко привести к масштабным внутренним волнениям [в этих странах и регионах]. Примерами этому служат недавние события в Белоруссии и произошедшее в Гонконге два года назад. Таким образом, разработка общих правил против «цветных революций» поспособствует стабильности в большем числе стран и регионов. Запад раздувал так называемую «вакцинную дипломатию» России и Китая, заявляя, что обе этих страны с помощью экспорта вакцин и помощи преследуют собственные геополитические интересы. Что вы об этом думаете? — На данный момент Китай отправил за рубеж как минимум 350 миллионов доз вакцин от covid-19. Объем российского экспорта вакцин не настолько большой, как китайский, однако Россия сотрудничает с 66 странами. Сан-Марино удалось справиться с вспышкой заболевания с помощью российской вакцины «Спутник V». В то же время Россия первая выступила с предложением предоставить соответствующие технологии и поддержку процесса, чтобы помочь странам самостоятельно производить вакцины. На данный момент мы обсудили соответствующее сотрудничество с 25 производителями медицинских товаров из 14 стран. Мы считаем, что проблему взаимного признания вакцин лучше всего решать с помощью многосторонних платформ, таких как ВОЗ, поскольку и российские, и китайские вакцины могут столкнуться с трудностями в получении признания. Дело не в качестве или уровне защиты российских и китайских вакцин, а в том, что некоторые конкуренты весьма неохотно позволяют российским и китайским вакцинам попасть в другие страны. Они будут создавать искусственные препятствия, в том числе использовать политические инструменты и нечестные приемы для достижения своих целей. Предположение о «вакцинной дипломатии» — одно из созданных ими препятствий. Некоторые страны, отличающиеся «вакцинным национализмом», отдают приоритет вакцинации собственного населения, что само по себе нормально, однако одновременно они пытаются дискредитировать помощь с вакцинами других стран и не позволить российским и китайским вакцинам попасть на рынок третьих стран. Это неправильно. Это типичный пример «политизации вакцин». Кроме того, выдумка Запада о том, что вирус появился в результате «утечки из китайской лаборатории», — классический случай политизации пандемии. Эти политические заявления чрезвычайно несправедливы, это неверный способ решать опустошительный гуманитарный кризис. По словам некоторый аналитиков, в области стратегических интересов Китая и России есть значительная разница: Россия мало заинтересована в сохранении существующего международного порядка, тогда как Китай, являясь его основным бенефициаром, всего лишь пытается этот порядок подправить. Что вы думаете о такой точке зрения? — Это весьма категоричный подход. Кроме того, в нем содержится весьма радикальный взгляд на международную ситуацию, как будто у нас всего два варианта действий: сохранить существующий международный порядок или разрушить его. Однако это не так. Россия и Китай — мировые державы, обладающие собственными интересами на глобальном и региональном уровнях. Эти интересы не могут быть идентичными во всем. Однако в целом международные интересы России и Китая совпадают, поэтому совпадают наши позиции по большинству международных проблем. Самый очевидный пример тут — то, как мы голосуем в Совете Безопасности ООН: Россия и Китай часто голосуют одинаково в Совете Безопасности. Международный порядок не статичен. Он не просто развивается, недавно скорость его развития увеличилась. Международный порядок нуждается в изменении, чтобы больше соответствовать сегодняшним реалиям, но мы не можем изменить его универсальным образом. Я не согласен с мыслью о том, что Россия и Китай имеют разные точки зрения на изменение международного порядка. В действительности наши позиции по некоторым наиболее важным вопросам совпадают, мы просто по-разному смотрим на какие-то конкретные детали. В этом году исполняется 100 лет со дня основания Коммунистической партии Китая. Как вы оцениваете деятельность и достижения КПК? — Поскольку меня направили работать в Пекин в 70-ых годах, я воочию наблюдал за развитием Китая в последние полвека. Я своими глазами видел, какого огромного прогресса Китай добился под руководством Коммунистической партии Китая. Я видел, что успех Китая — результат многих важных факторов, таких как преданность делу и старание китайского народа и принятие правильных решений руководством. Этот год важен для КПК. В будущем Китай ждет еще один столетний юбилей: сотая годовщина со дня основания Китайской Народной Республики. Возможно, я буду уже слишком стар, чтобы увидеть, каким будет Китай в этот день. Однако я могу себе это представить, поскольку за последние 50 лет развития я увидел, что китайский народ поддерживает КПК как правящую партию, а она играет ключевую роль в достижениях Китая. Я знаю, что в Китае есть песня, которую многие поют: «Без КПК не будет Нового Китая». Я также хочу воспользоваться возможностью и поздравить китайский народ. Как нам стало известно, некоторые россияне негативно относятся к Коммунистической партии Советского Союза и самому Советскому Союзу. Будут ли они приравнивать КПК к Коммунистической партии Советского Союза? Повлияет ли это на сегодняшние отношения Китая и России? — Россия — это большая страна, и ее население придерживается разных взглядов. Я думаю, очень малое число россиян считают так. Действительно, у советского периода было много недостатков, но люди моего поколения, те, кто жил тогда, могут вспомнить много хороших и позитивных моментов тех времен. Согласно нашему опросу, к Советскому Союзу негативно относятся в основном молодые россияне, которые родились уже после распада Советского Союза и не видели его своими глазами. У них другое отношение к Коммунистической партии, однако оно больше связано с собственной политикой СССР в те времена, а не с Коммунистической партией в целом. Хочу поделиться собственным мнением относительно Советского Союза и Коммунистической партии: если бы тогда в Коммунистической партии Советского Союза появился человек вроде Дэн Сяопина (Deng Xiaoping), возможно, курс развития страны изменился бы навсегда. В последнее время много обсуждают государство и разные социальные системы. Мы также обнаружили, что ответ разных стран на пандемию covid-19 отражает сильные и слабые стороны разных моделей социального развития. Сегодня экономика Китая вышла из кризиса, вызванного в прошлом году пандемией, продемонстрировав тем самым большую жизнеспособность китайской модели развития. Это напоминает мне о китайской поговорке: практика — единственный критерий проверки истины.
Загрузка...
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Храм Смоленской иконы Божией Матери поздравил прихожан The Independent: на сколько хватит Зеленского? Sabah: будет ли на Кавказе «вторая Сирия»? Премьер-министр Пакистана: мы больше не наемный убийца для США (WP) Жэньминь жибао: правда и ложь о «шпионском заводе» – США

Последние новости