Апостроф: куда метит Польша, помогая Украине?

02.10.2021 18:20 0

Апостроф: куда метит Польша, помогая Украине?

В последнее время Польша всячески демонстрирует свою поддержку Украине на международной арене. От высокопоставленных польских чиновников все чаще слышны тезисы о важности поддержки Украины, а президент Анджей Дуда в конце сентября даже заявил, что "Европа — континент, а не клуб для избранных", подразумевая, что Украина должна быть принята в ЕС. На фоне этих и ряда других заявлений от высокопоставленных польских чиновников, невольно вспоминается неформальный "титул", который характеризовал подобную политику Польши в ЕС и НАТО — "адвокат Украины". Однако за всеми публичными декларациями всегда есть практический интерес. "Апостроф" разбирался, что такое на самом деле статус "адвоката Украины", какова цена за адвокатские услуги, и почему Варшаве выгодно тянуть за собой "украинский воз" в Брюссель. "Украина не подсудимый, чтобы ей нужен был адвокат" В последнее время Варшава активно лоббирует расширение Евросоюза на восток. 20 сентября во время визита в Италию президент Польши Анджей Дуда прямо заявил о том, что ЕС должен оставаться открытым для вступления других стран, в частности Украины и Молдовы. "Нам не будут доверять, если наши партнеры, осуществляющие модернизационные усилия и желающие присоединиться к нашему сообществу, не получат такой возможности. Поэтому я говорю о расширении. Мы — Европа, а не клуб для избранных", — заявил президент Польши. Он обратил внимание, что в ближайшем соседстве ЕС есть страны, которые хотят стать частью ЕС. "Мы все видели Украину в 2014 году, где молодые патриоты и демократы погибали на баррикадах за то, чтобы их страна однажды имела шансы войти в Европейское Сообщество", — заявил Дуда. В экспертных кругах вновь заговорили о Польше, как об "адвокате Украины". Впрочем, не все согласны с такой терминологией. По словам польского журналиста, писателя и дипломата Веслава Романовского, впервые он услышал этот термин на встрече президента Польши Александра Квасьневского с президентом Украины Леонидом Кучмой в конце 1990 — начале 2000-х. "Они часто употребляли этот термин, и была такая польско-украинская куртуазия в первую и вторую каденцию Кучмы и Квасьневского. По моему мнению, этот термин очень неадекватный, потому что Украина не преступник, чтобы ей нужен был адвокат. Это такая несимметричная реляция — адвокат и подсудимый. Возможно, это украинский комплекс и часть украинских политиков, возможно, считает, что из-за обилия политических, социальных и экономических проблем это соответствует действительности, но в политической жизни не надо выставлять себя в такой неудобной позиции. Украине нужны не адвокаты, а партнеры и союзники", — считает польский журналист. С Романовским согласен и доктор истории, эксперт по вопросам польской внешней политики Лукаш Адамский, говоря об отношениях Киева и Варшавы как равных союзников. "Не знаю, насколько хорошо тут подходит термин "адвокатство". С одной стороны, он в определенных аспектах хорошо описывает то, что делает Польша на форумах НАТО и ЕС, где борется за то, чтобы Украине была предоставлена перспектива членства в НАТО и ЕС, но, к сожалению, этого сих пор не произошло из-за сопротивления западноевропейских стран. Плюс очень важно, что Польша убеждает всех своих союзников, что в отношении России необходимо проводить политику санкций и изоляции до тех пор, пока Москва не изменит своего отношения к Украине и не начнет придерживаться международного права, что означает окончание оккупации Донбасса и Крыма. И здесь как бы можно было бы сказать об адвокатстве. Но, с другой стороны, это означает, что если есть адвокат, то есть и клиент, то есть это выглядит как отношения между не совсем равными партнерами. Однако, насколько я знаю, для украинских элит и общества очень важно подчеркивать, что отношения с Польшей — это союз равных с равными и свободных со свободными, а не адвоката и клиента, и не патрона и клиента", — сказал польский политический аналитик "Апострофу". Нас ждет "Ренессанс"? С момента вступления Польши в ЕС в 2004 году, Варшава способствовала решительному сближению Украины с ЕС, считая, что одним из лучших инструментов стабилизации своего восточного соседа является максимально возможная интеграция с евроатлантическими структурами. Польша вместе со Швецией была инициатором формата "Восточное партнерство", а во время Оранжевой революции и Революции достоинства польская сторона участвовала в посредничестве между властью и протестующей оппозицией. Однако с 2015 года ситуация изменилась. "Ситуация изменилась в 2015 году из-за недемократических тенденций в самой Польше, которые с одной стороны вызвали напряженность с институциями Евросоюза и крупнейшими государствами-членами ЕС, а с другой привели к самому беспрецедентному ухудшению отношений с Украиной. Одной из важнейших причин этой напряженности стала внутренняя политика правительства "Права и справедливости" (далее сокращенно "ПиС", — "Апостроф"), и спор перешел в европейское измерение польско-украинских отношений. Тогда правящая партия, отвергая более критическое отношение к прошлому Польши, призвала Украину, ссылаясь, собственно, на европейские стандарты, разобраться с темными страницами своей истории. Лидер партии ПиС Ярослав Качиньский поставил в непосредственную зависимость поддержку Польши от принятия наследства Украинской Повстанческой Армии* (запрещена в России). И Варшава на время начала терять статус адвоката Украины", — рассказал "Апострофу" кандидат политических наук и ведущий специалист Дипломатической академии Украины им. Геннадия Удовенко Станислав Желиховский. В тоже время эксперт подчеркнул, что после ухудшения отношений украино-польских отношений, инициативу быстро перехватила Литва, и этому способствовал тот факт, что у Литвы нет споров с Украиной на исторической почве. По словам эксперта, Литва надеялась, что ее благосклонность к Украине позволит укрепить свои позиции на международной арене, что в принципе и произошло. "Впрочем, в последнее время Польша прилагает немалые усилия для возвращения статуса адвоката для Украины, и отсюда мы видим ее активное участие в таких инициативах как Люблинский треугольник, "Крымская платформа" и так далее. Учитывая то, что Польша снова начала активно поддерживать Украину на международной арене, мы видим, что польская сторона хочет вернуть Ренессанс своей политики адвокатства", — считает Станислав Желиховский. Почему Польше выгодно сближение с Украиной? Как отмечает Лукаш Адамский, в качестве достаточно состоятельной страны-члена НАТО и ЕС — Польша, абсолютно естественно хотела бы чтобы ее окружали такие же страны. Иными словами, чтобы соседи были приблизительно равны по уровню демократического, экономического или социального развития. Во-первых, проблемные соседи затрудняют торговлю, и с точки зрения экономики для государства здесь мало полезного, а во-вторых, это значит, что надо гораздо больше заботиться о собственной безопасности, если по соседству есть какой-то сосед, который от нее существенно отличается. "Исходя из этих соображений, в видении польских элит Украина должна выполнять роль такого "доброго соседа" и союзника во всех возможных вопросах международной безопасности, экономической интеграции и возможной будущей европейской интеграции. Замечу, что таким образом думают не только демократические страны, но и авторитарные. Россия тоже хотела бы быть окружена странами, политическая и экономическая система которых была бы подобной российской, и чтобы эти страны были бы зависимы от России. Также польские элиты — подчеркну — от различных политических партий убеждены в том, что украинцы и белорусы — это отдельный тип соседей, судьба которых в прошлом очень сильно связана с Польшей. Это и история принадлежности к одной государственности вместе с нынешней Польшей, это и различные связи, иногда родственные, плюс на украинских землях есть очень весомое наследие польской национальной культуры, что тоже немаловажно, потому что, конечно, хотелось бы чтобы следующие поколения поляков имели контакт с этим наследием," — говорит польский эксперт. Также Адамский обращает внимание на наличие польского меньшинства, особенно в Беларуси, где режим Александра Лукашенко преследует его. "Все эти факторы влияют на то, что у польских политических и интеллектуальных элит есть такое инстинктивное желание к сближению Украины и Польши, развитию и интенсификации польско-украинских отношений. Ну и третий фактор, который на это все влияет — это Россия, ее агрессия против Украины и внешняя политика, направленная на нарушение международного права и основы польской безопасности. И когда Россия так себя ведет, то Польша вынуждена все больше сосредотачиваться на поддержке Украины", — говорит "Апострофу" Лукаш Адамский.. Обозначьте цену: что хочет Польша за свои адвокатские услуги? По мнению эксперта Станислава Желиховского, Польша как член НАТО и ЕС, будучи государством значительно более богатым чем Украина, начинает чувствовать себя не столько адвокатом, сколько "старшим братом". И это может произвести впечатление определенного протекционизма, что небезосновательно, поскольку обострение отношений по линии Москва-Киев еще с самого распада СССР означало, что Варшаве рано или поздно придется делать выбор между противоборствующими сторонами. "Выбор был сделан в пользу так называемого неопрометеизма — стремления обеспечить независимость Польши на фоне имперских веяний из Москвы и постоянно давать поддержку самостоятельности постсоветским государствам. Собственно, Революция достоинства стала своего рода триумфом этой неофициальной идеологической модели. Если раньше, даже среди самых стойких польских адвокатов Украины в Европе присутствовал скепсис относительно европейскости Украины, то после Революции достоинства этот скепсис существенно уменьшился. И, собственно, мы видим последние заявления Анджея Дуды, что Европа это никакой не привилегия, и Украина должна быть членом ЕС. И одним из возможных мотивов Варшавы состоит в том, что она хочет стать одним из ключевых игроков в регионе. И это не секрет, об этом еще писал американский политолог Джордж Фридман, что Польша может стать одним из центров силы в мире, и поляки к этому стремятся. В Польше понимают, что, будучи зажатыми между такими мощными странами как Германия и Россия, они самостоятельно не смогут этого добиться. И налаживание связей, и забывание возможных старых обид с такими странами как Украина — а в перспективе к таким странам может добавиться и Беларусь — может обеспечить Польше роль регионального лидера", — считает кандидат политических наук. В то же время эксперт по вопросам польской внешней политики Лукаш Адамский обращает внимание на то, что с точки зрения экономических связей отношения между Киевом и Варшавой развиваются весьма активно. "Польша хотела бы иметь больше поддержки украинского государства в своих инвестициях, и это происходит. Например ORLEN, крупнейшая польская компания, насколько мне известно, хочет сейчас купить сеть станций "Укрнафты" и организовать в Украине крупную сеть АЗС. Есть польская газодобывающая компания, которая купила контрольный пакет акций фирмы "Карпатыгазвидобування", у которой есть концессия на добычу ископаемых в Украине. Идут разговоры о больших инфраструктурных объектах, например, о строительстве автострады, которая будет соединять Польшу с Одессой и Киевом. И здесь есть принципиальное согласие украинских элит", — подытожил эксперт по вопросам польской внешней политики Лукаш Адамский. Однако есть и серьезная проблема. Адамский считает, что ценой за "адвокатские услуги" на международной арене могут стать вопросы более чувствительного характера. По его мнению, никуда не исчезли исторические претензии поляков к Украине. "Для легитимизации в Польше политики поддержки Украины необходимо чтобы население Польши понимало, почему это так важно, и почему не следует быть равнодушными, когда Россия ведет войну против Украины, и почему стоит открывать границу для экономических мигрантов из Украины. В частности, такие вопросы задает часть консервативного электората, который часто голосует за правящую партию, и который в большинстве чувствителен к историческим вопросам. Условием плодотворного сотрудничества Польши и Украины является общественная легитимизация, однако она всегда будет под угрозой, если не будет каких-то уступок в вопросах истории. Для Польши более важно достичь существенного приближения интерпретаций истории, чтобы смягчить конфликтность этого вопроса, полного восстановления разрешения на эксгумацию, и признание ответственности УПА*, конечно", — считает эксперт. Пойдет ли Киев на уступки в историческом вопросе? Нет, так как это, прежде всего, имеет политический, а не исторический контекст. А поэтому главная задача партнеров, если они и вправду хотят достичь результата, состоит в том, чтобы сосредоточиться на экономических и международных вопросах. И попытаться вывести за скобки тему исторических претензий. Проблема состоит в том, что сделать это будет архисложно. Даже если политики, которые привыкли "паразитировать" на данных темах, вправду решат затушить этот костер исторических обид…
Загрузка...

Источник

Предыдущая новость

Многонациональность — ярмо России Welt советует немецким футболистам брать пример с российской сборной СМИ США: Байден выигрывает выборы FAZ: почему Украина нуждается в военной помощи американцев Трамп невразумителен как никогда

Последние новости