Фильтруя восточный «базар»

15.10.2017 13:29 0

Фильтруя восточный «базар»

В Киеве и Анкаре постоянно звучат слова о дружбе и стратегическом партнерстве Украины и Турции. Но если две страны и являются партнерами, то только ситуативными. Как заметил глава «Майдана иностранных дел» Богдан Яременко, в «украино-турецких отношениях на протяжении последнего времени очень мало реальных сдвигов в стратегическом направлении». Это продемонстрировал и визит в украинскую столицу турецкого президента Реджепа Эрдогана, принявшего участие в очередном заседании Стратегического совета высокого уровня. После трехчасовых переговоров в формате «тет-а-тет» на совместной пресс-конференции П. Порошенко и Р. Эрдогана было заявлено о планах увеличить товарооборот до 10 млрд долл. в год (хотя еще полгода назад речь шла о 20 млрд, но при нынешних 3 млрд и озвученная нынче «десятка» кажется едва ли достижимой). Эрдоган также сообщил, что поддерживает территориальную целостность Украины, осуждает аннексию Крыма и выступает за урегулирование конфликта на Востоке на основе международного права и Минских договоренностей. В числе подписанных в Киеве документов — протокол о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения, Соглашение о взаимном содействии и защите инвестиций, контракты между украинскими и турецкими компаниями в оборонной сфере. Среди последних отметим договор о поставках турецкой компанией Aselsan систем тактической связи для Вооруженных сил Украины. Казалось бы, длительные переговоры (три часа!), некоторые результаты (контракты в сфере ВПК). Петр Порошенко, разумеется, не преминул подчеркнуть, что свидетельством стратегического характера партнерства между нашими странами являются результаты заседания Стратегического совета, состоявшегося в «доверительной и конструктивной атмосфере». Но, комментируя ZN. UA визит Эрдогана, один из наших осведомленных собеседников был категоричен: «Пустышка. Турки нас сливают по полной. Но делается вид, что все хорошо». Основанием для такой нелицеприятной оценки послужили отсутствие прогресса в переговорах по соглашению о зоне свободной торговли и позиция Анкары в ключевом для Киева вопросе — российском. Ведь, декларируя стратегическое партнерство с Украиной, Турция одновременно является союзником России, ведущей войну с нашей страной, и участником «Турецкого потока», направленного на обнуление транзита газа через украинскую ГТС. Этого не стоит забывать украинским политикам, использующим старую внешнеполитическую лексику «стратегического» партнерства. Возможно, позиция Эрдогана в отношении России и Украины и претерпела бы изменения, если бы Киев решился предупредить Анкару, что поскольку турецкая сторона позволила строительство «Турецкого потока», то украинская сторона не считает более возможным поддерживать мощности по транзиту газа в Турцию и сохранит в эксплуатации лишь необходимые мощности для удовлетворения потребностей стран Балканского региона. Однако, судя по сонному виду Эрдогана на пресс-конференции, эти слова Порошенко так и не произнес. В Киеве по инерции видят в Турции влиятельного регионального игрока, к голосу которого прислушиваются в международных организациях. Для украинцев это важно при обсуждении вопроса оккупации Крыма и защиты прав крымских татар. К тому же Турция располагает в Черноморском регионе второй по численности армией, после российской. В Анкаре же смотрят на Украину через призму своих отношений с Россией и Западом и борьбы с внутренней оппозицией — сторонниками исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Эрдоган одержим войной с Гюленом. И среди участников этой священной войны он хочет видеть и Украину. Не случайно на пресс-конференции турецкий президент заявил, что обсудил со «своим дорогим другом» Порошенко шаги в вопросе борьбы с организацией Гюлена. Да и Турецкий культурный центр, открытие которого в Украине анонсировал Эрдоган, также рассматривается в Анкаре как инструмент борьбы с Гюленом. А приехал Эрдоган в Киев на фоне обострения турецко-американских отношений: Турция и США приостановили выдачу неиммиграционных виз своими посольствами. Это решение стало следствием начавшегося в прошлом году конфликта, когда Вашингтон отказался выдать Анкаре живущего в Америке Гюлена, обвиняемого турецкими властями в организации военного переворота. Поддержка американцами сирийских курдов еще более осложнила отношения. Примечательно, что на следующий день после визита в нашу страну турецкий президент потребовал отозвать посла США в Турции Джона Басса. Это уже не первый случай, когда Эрдоган настаивает на отзыве дипломатов. Полтора года назад он потребовал от Брюсселя отозвать главу представительства Евросоюза в Турции, влиятельного немецкого дипломата Ханса-Йорга Хабера. И ЕС выполнил это требование. Что, впрочем, не спасло отношений Анкары и Брюсселя, которые нынче на грани разрыва: доверия между сторонами нет, а общая риторика — конфронтационна. Анкара называет Европу «фашистской», «антиисламской», «антитурецкой» и обвиняет в политике двойных стандартов: европейские страны не содействуют турецким властям в поимке и наказании участников военного переворота, переговоры о вступлении в Евросоюз приостановлены, а ЕС не готов предоставить безвизовый режим и т. д. В свою очередь Европейский Союз обвиняет Эрдогана и его сторонников в сворачивании демократии и превращении республики в авторитарное государство, в котором ущемляется свобода слова и нарушаются права человека. Зато с Россией у Турции — «дружба и вечный мир». Анкару с Москвой сблизили сирийский кризис и трудности турецкой экономики. В России Эрдоган видит, во-первых, игрока, способного содействовать стабилизации нестабильного региона. Во-вторых, РФ рассматривается как ситуативный союзник в противостоянии с ЕС и США. Для Путина же Турция — инструмент давления на Запад. Кремль открыл российский рынок для турецкой сельскохозяйственной продукции, Анкара закупила С-400 и ведет переговоры о закупке новых российских комплексов С-500, а по дну Черного моря прокладывается газопровод «Турецкий поток». Ссориться с Путиным Эрдоган совершенно не стремится. Но, пытаясь сохранить хотя бы видимый баланс в отношениях с Москвой, в Анкаре не рвут связи и с Киевом. Эрдоган не хочет сжигать все мосты, хотя они и раздражают русских: несмотря на показную любовь, в турецко-российских отношениях существуют противоречия (в т. ч. Сирия, курды, Крым), и Анкара время от времени дразнит Кремль. Помимо геополитического аспекта, в украинской политике Эрдогана присутствуют экономические и внутриполитические мотивы. Для турецкого бизнеса важен украинский рынок. Турецким курортам необходимы украинские туристы. Турецкому истеблишменту нужен еще один союзник в бескомпромиссной войне с Гюленом. Наконец, для Эрдогана важен имидж Турции в исламском и тюркоязычном мире как защитника «братьев» — крымских татар. Вот почему, будучи противником санкций в отношении России, Эрдоган на пресс-конференции все же выступает в поддержку территориальной целостности Украины, осуждает преследования крымских татар и обещает предпринимать любые меры для освобождения заключенных в РФ крымских татар. В реальности же Анкара делает не так уж и много для защиты прав крымских татар, ограничиваясь преимущественно декларациями, которые должны унять раздражение крымскотатарской диаспоры в Турции. В конце концов, осуждение аннексии Крыма официальными властями не мешает коммерческим кораблям под турецким флагом заходить в закрытые порты полуострова. В общем, результаты визита турецкого президента не слишком обнадеживают. Это не означает, что президентам следует перестать встречаться и говорить. Турция нужна Украине. И как экономический партнер, и как политический. Но украинскому истеблишменту следует отбросить стереотипы деклараций 20-летней давности и признать в Анкаре лишь ситуативного партнера, отношения с которым могут со временем ухудшиться. И к этому Киеву следует быть готовым.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Российские наемники? Верните СССР! (Sudanese online) Несмотря на то, что имидж России за рубежом ухудшается, ее влияние на международной арене растет Путин доволен Трампом Где купить товары со скидкой? SRF: Москва демонстрирует силу на Ближнем Востоке — и прикрывает Тегерану спину

Последние новости