TF1: советские трудовые лагеря обретают в России «вторую жизнь»

09.11.2017 1:11 0

TF1: советские трудовые лагеря обретают в России «вторую жизнь»

На Соловецких островах, где родилась советская лагерная система, до сих пор многое напоминает об ужасах прошлого, говорится в сюжете канала TF1. Тем не менее, как подчёркивает корреспондент канала, жизнь идёт вперёд — в местный монастырь вернулись монахи, люди обживают бывшие бараки, а многочисленные туристы прибывают на архипелаг насладиться тишиной. Ровно сто лет назад, 7 ноября 1917 года по нашему календарю, произошло одно из крупнейших потрясений XX века: в России захватила власть группа из нескольких сотен человек под предводительством Ленина. В течение нескольких месяцев после этой революции, называемой «октябрьской», произошли первые массовые убийства, а позже появились и трудовые лагеря, через которые прошли 18 миллионов заключённых и в которых погибли 2 миллиона человек. Но что же осталось от этих лагерей? Наши журналисты Антуан де Пресигу, Филипп Верон и Елена Даббах отправились на Соловецкие острова, что на Крайнем севере России. Сначала мы садимся в один самолёт из Парижа, а затем, уже в Москве, садимся на второй, поменьше. Наконец, мы — на борту последнего, совсем крохотного самолёта; это — единственный способ добраться до Соловков после окончания лета. Вот мы и на месте — на покрытом тайгой архипелаге в пустошах на краю земли. И как раз по этой причине в 20-х годах XX века его превратили в «лабораторию», где создавалась советская лагерная система. Нас ожидает наш шофёр. ВОДИТЕЛЬ: Дороги здесь ужасные! Мы едем по грунтовой дороге, которая вьётся между морем, озёрами и елями. Проследить историю бывших заключённых, содержавшихся на этом острове, нам помогает местная жительница Миша, которая безупречно говорит по-французски. МИША: Здесь был штрафной изолятор для мужчин. АНТУАН ДЕ ПРЕСИГУ, корреспондент TF1: Прямо в церкви? МИША: Да. Церкви, превращённые в карцеры или застенки, где вершились расправы, на этом острове повсюду. МИША: Была пытка, которая называлась «комарики». Летом здесь очень много комаров, и заключенных выводили в лес и голыми сажали на пень или привязывали к дереву, оставляя так на много часов, при этом запрещая отгонять комаров и чесаться. Люди сходили с ума. В это трудно поверить, но ужас ГУЛАГа берёт своё начало именно здесь. Сразу после большевистской революции советские власти отослали на эти острова тысячи людей — состоятельных горожан, представителей интеллигенции, тех, кого режим считал контрреволюционерами… Здесь заключённые двенадцать часов в день при температуре -20°C валят лес, становясь таким образом продуктивными членами общества. Такая система настолько понравилась властям, что её распространили на весь СССР. Несколько минут прошагав через лес, мы обнаруживаем захороненные свидетельства прошлого. МИША: В 2006 году одна из живущих здесь монахинь обнаружила массовые захоронения. Там лежат останки мужчин, на черепах видны дыры в затылке — так и узнали, что это расстрелянные. У некоторых людей руки были завязаны за спиной. У подножия каждого креста — цифра, обозначающая количество похороненных в том или ином месте заключённых. Соловки — это склеп под открытым небом. Пытки, доведение до истощения, казни — на архипелаге погибли до 100 тыс. человек. А мы продолжаем свой путь к единственной в округе деревне. Здесь живёт около тысячи людей. Бывшие бараки, где некогда обитали заключенные, ещё стоят. Теперь в них размещаются крошечный музей, , магазинчик и жилища. АНТУАН ДЕ ПРЕСИГУ: Мы — в бывшем бараке, в котором теперь сделали квартиры для местных жителей. ЖАННА: Входите! Нас в своей квартире площадью 5 квадратных метров, когда-то служившей камерой, встречает Жанна, которая днём работает в музее, а вечерами подрабатывает парикмахером. ЖАННА: Здесь у меня — стиральная машина, а здесь — туалет и душ. Призраки заключённых лагеря мне пока не являлись, расстрелянные мстить не приходили. Я стараюсь абстрагироваться от того, где я живу. Когда я у себя дома, я закрываюсь в собственном мире. Сразу за деревней — вереница куполов, которые приковывают взгляд. Это — монастырь, возведённый 600 лет назад. Православные монахи, которых изгнали, чтобы освободить место для заключённых, вернулись на остров сразу после распада СССР. Здесь тоже не осталось и следа от лагерной жизни — их закрыла позолота. СВЯЩЕННИК: Здесь был кошмарная карантинная зона — было шесть уровней нар для больных, до потолка. Сегодня на Соловки ежегодно приезжают более 20 тысяч туристов — правда, не совсем для того, чтобы почтить память погибших в лагере, а чтобы посетить церкви и насладиться пейзажами и спокойствием. Дата выхода в эфир 7 ноября 2017 года.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Тиллерсон: санкции против России вступят в силу, когда США подготовят новые правила для компаний 24 канал: закон «Об образовании» вызвал недовольство на западе Украины Патриотизм — это популизм? Воспитанники школы №1542 побывали на экскурсии в Музее обороны Москвы Чехия отворачивается от Запада?

Последние новости